Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Акунин на "ЭХЕ", с 15 час

СЕЙЧАС Б.Акунин проповедует на "Эхе" в дискуссии с Шульман идею,что "комфортная" жизнь в России для каждого человека будет обеспечена федеративным устройством (даже с элементами конфедерации) ("Соединенные Штаты России"). - Что за чушь в голове у наших\ненаших демократов?! Ну прям поляки какие-то, мечтающие о расчленении и развале государства, от которого не было никогда ничего хорошего!

идея господства и превосходства

ЕСТЬ ИДЕЯ!

НН: "Национальная идея " Запада - это (1) идея мирового господства, 1а. национально-расового превосходства. Именно ее провозглашали Британия, потом Гитлер, теперь Трамп.

кошмары...

НН:  Пила я на ночь чай без меры,
Смотрела "Вечер с Соловьём",
А после - снились "искандеры",

И Трамп, под ручку с Скрипалём.

А к чаю - свежая колбаска,
И сон напоминает быль:
Полз с голым задом Дерипаска,
И мучился, глотая пыль.

И громко чавкала Тереза,
Рубая гречку с молоком,
А член госдепа и совбеза
В пробирку писал с порошком.

Пускал министер БОрис газы,
А в белых касках чуваки
Из думы спёрли все указы,
И от Армани пинжаки...

Смотреть ток-шоу, на ночь кушать -
Опасно! Лучше уж, друзья,
Открыть окно, и молча слушать
Живые трели соловья 😊

ReligioPolis - Информационный ресурс Центра религиоведческих исследований - ИСААКИЙ ПРОТИВ ПРИВАТИЗА

http://religiopolis.org/publications/12061-isaakij-protiv-privatizatsii.html

Накануне президентских выборов церковь и власти заморозили передачу Исаакиевского собора Русской православной церкви (РПЦ). Решение о передаче вызвало протесты в начале 2017 года, и пока музей и церковь договорились лишь об увеличении количества церковных служб.



В начале января 2017 года губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко ошарашил горожан неожиданным решением: Исаакиевский собор, одна из главных достопримечательностей города, будет передан в безвозмездное пользование церкви.

Решение вызвало протесты горожан и публичную дискуссию о необходимости отдать церкви музей, приносящий доход в бюджет города сотни миллионов рублей. Обращение РПЦ косвенно поддержал и президент Владимир Путин, отметив, что Исаакий был изаначально построен как храм, и призвав не политизировать эту тему.

Однако спустя почти год собор по-прежнему принадлежит городу. Дискуссия об этом закончена, вопроса о передачи Исаакия сейчас не стоит, рассказали Русской службе Би-би-си собеседники, близкие к администрации президента, собеседник в руководстве РПЦ и в руководстве музея.

Почему власти и церковь заморозили вопрос, который назвали уже решенным?

Разрыв дипломатических отношений будет полезен нам

Оригинал взят у limonov_eduard в Разрыв дипломатических отношений будет полезен нам
Вот сейчас услышал по радио что в Сан-Франциско американцы намереваются произвести обыски в российском косульстве и (!!!) в квартирах российских дипломатов.

Ну дальше-то ехать некуда.
Ну дальше совсем некуда. Это уже ультимативное унижение будет.

Предлагаюв ответ : выгнать всех сотрудникво американского посольства в Москве на троттуар перед посольством (вспомним как это делали в Тегеране в 1979-ом) в одних подштанниках, окружить их устрашающим количеством ОМОНа, и продержать несколько часов.
А потом выставить из нашей страны.

Разрыв дипломатических отношений будет полезен нам.

Чудное из мордокниги Татьяны Толстой))

Оригинал взят у nandzed в Чудное из мордокниги Татьяны Толстой))
Цитата из "письма Ивана Вырыпаева", снятого со страниц "Сноба". Опубликовано на Эхе. Понятно, что в связи с историей Серебренникова.

"Неужели вы не понимаете, что помогая, например, больным детям или вкладывая свои деньги в частное образование ценой поддержки Путина, вы оказываете «медвежью услугу» всему нашему будущему поколению, которое вынуждено расти и ходить в школы в России при этом режиме?"

Ага. Никогда больше не помогайте больным деткам. Держите денежку при себе. Своих детей тоже не лечите! Еще, чего доброго, вылечите! И они будут вынуждены расти при этом режиме! А могли бы при том. Или вон при том!

А не лечить их - и не будет будущего поколения рабов! Одни могильные кресты. Зато как режим-то утрётся!

И далее из разговорца (восхититесь пируэтами логики возражающих либералов):

Collapse )

В копилку украинской физиогномики

Оригинал взят у procol_harum в В копилку украинской физиогномики
Я балдею, когда вижу лица украинских политиков. Это генетический Чернобыль. Я не могу найти объяснения тому, что на улицах украинских городов ходят нормальные люди, а во власти – вырожденцы.

Вот украинские депутаты создают комиссию по майнингу (что-то связанное с биткойнами и криптовалютой):
20728818_790784144434623_663568501521541906_o

Collapse )

Flag Counter


Home Remedies For Wrinkles


Count Stats Visits

РАСПРАВА ! ( К «ПРИГОВОРУ» ПО «ДЕЛУ» ИГПР «ЗОВ»)

Оригинал взят у pybikon в РАСПРАВА ! ( К «ПРИГОВОРУ» ПО «ДЕЛУ» ИГПР «ЗОВ»)
Оригинал взят у yalta_kpss в К «ПРИГОВОРУ» ПО «ДЕЛУ» ИГПР «ЗОВ»
Оригинал взят у m_kalashnikov в К «ПРИГОВОРУ» ПО «ДЕЛУ» ИГПР «ЗОВ»

Максим Калашников

К «ПРИГОВОРУ» ПО «ДЕЛУ» ИГПР «ЗОВ»

Юрию Мухину – условный срок. Кириллу Барабашу и Валере Парфенову – по четыре года (с зачетом день в день отсидки в СИЗО), Александру Соколову – 3,5 года на тех же условиях. Таков «приговор» инициативной группе по проведению референдума по законопроекту «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ»), что вынес 10 августа печально известный судья Алексей Криворучко в Тверском райсуде столицы. Чтобы услышать сей приговор, ребята томились в Матросской тишине по два с лишним года. Их признали организованной группой экстремистов, которые использовали подготовку референдума как прикрытие. По статье 282-й ч.2. Кирилла Барабаша хотят лишить звания подполковника ВВС (он – авиаинженер).
Теперь нужно бороться за их освобождение людей, коим ломают жизни, у которых уничтожают будущее. Теперь в РФ установилось нечто, что смахивает на южноамериканские режимы «горилл». Сторонники референдума в РФ оказываются для власти страшнее, чем Маара Багдасарян или душегубы.

ШЕМЯКИН СУД
С честными гражданами-патриотами расправились за то, что они создали инициативную группу по проведению референдума (сугубо законного) по принятию закона "Об ответственности власти". По выдвинутому ими проекту избиратель во время каждых выборов получает (помимо обычного избирательного бюллетеня) еще и лист оценки предыдущих избранников или президента. С тремя графами: "Достоин награды", "Достоин наказания", "Оставить без изменений").
Вся «доказательная» часть приговора, которую Криворучко монотонно бубнил два с лишним часа кряду, заключается в том, что идея такого закона и референдума о его принятии принадлежит общественной организации «Армия воли народа» (АВН), которую Мосгорсуд в 2010 г. объявил экстремистской. Мол, «АВН» формально распустилась, а на деле превратилась в ИГПР «ЗОВ». С теми же идеями и даже похожей символикой. И с теми же активистами во главе. (Хотя в 2010-м ярлык «экстремизм» «АВН» получила не за идею закона и референдума, а всего за одну листовку «Ты избрал – тебе судить»).
По логике Криворучко (и Следственного комитета, и прокуратуры), если ИГПР «ЗОВ» - это перекрашенная «АВН», то ребята – злостные экстремисты, действовавшие по сговору и в группе. Журналист Александр Соколов, автор диссертации о воровстве на стройках Сочинской олимпиады и космодрома Восточный, должен провести за колючей проволокой три с половиной года лишь за то, что администрировал сайт ИГПР. А Валера Парфенов – четыре года – за то, что собирал мелкие суммы на флаги и брошюры, и еще вербовал, понимаешь, новых членов. И получал пожертвования на оплату адвокатов. Господи, это что, ячейка исламских террористов? Да весь «экстремизм» ИГПР «ЗОВ» заключался в том, что Кирилл Барабаш на митинге в мае 2013 года сказал речь, где, мол, лингвистически и психологически внушал ненависть к социальной группе из чиновников, министров, правоохранителей и самого президента. Якобы призывая вооруженной, насильственной смене строя.
Все это можно было сказать за десять минут. Но два часа мы слушали, как собирались какие-то копейки, как пересылались какие-то письма по электронке. Даже внедренные в ИГПР сексоты (секретные свидетели под псевдонимами Власов и Пономарев) не смогли привести примеров подрывной или незаконной деятельности группы. «Суд» (не могу писать без кавычек в данном случае) даже не смутило то, что никакой суд не признавал ИГПР «ЗОВ» экстремистской организацией. Мол, там ведь – те же люди, а ИГПР, де, нигде не регистрировалась. По логике расейского кривосудия, те, чья организация однажды оказалась признанной «экстремистской», вообще не имеют права создавать иные организации? Это в каком законе написано? В какой конституции?
В общем, перед нами – расправа в чистом виде. В РФ власть одну Маару Багдасарян посадить не может за реальные нарушения закона. А тут в лагеря мечут людей за одну идею о том, что народ может оценивать итоги правления своих избранников. Признав их достойными награды – или наказания. И ради вот такого фарса мы с вами оплачивали орду «борцов с экстремизмом» в погонах, исписавших тома «уголовного дела»? Потративших на это «дело» уйму времени и казенных денег?
Вы понимаете, что таким образом завтра могут расправиться с каждым из нас? Каждому изломать карьеру, жизнь, здоровье? Что система ошалела и теперь ест людей?

НЕ ОТДАВАТЬ РЕБЯТ НА РАСПРАВУ!
Да, еще предстоят апелляции в городской и верховный суды. Но теперь важны широкие общественные протесты.
Collapse )Collapse )

Проблема Трампа

Оригинал взят у limonov_eduard в Проблема Трампа
Проблема Трампа мне понятна. Он подлец по отношению к Россиии, вопреки ему. Его заставили сдвинуться на дорожку по которой он идти не намеревался.

Он был выбран во власть и пришёл к этому моменту фактически один, без группы единомышленников, партии-то у него не было и нет.
А государством нужно было как-то руководить. Посему он набрал себе чёрт знает кого, старых генералов повыдёргивал или хамья всякого набрал. Не проверенных людей, людей известных ему разве что по разовым высказваниям в его пользу, но не проверенных им на личном опыте.

В результате нахватанные, выщипанные им из Америки люди, оказались ему не лойяльны.
Ничего удивительного, это частое явление.

Так что удивляться тому, что он побил уже все рекорды увольнений и ссор с сотрудниками, не приходится.

Вот я,скажем, могу собрать сотню толковых людей для управления государством, а Трамп не может, у него нет нацболов. Американской группы людей лично преданных ему у него нет.

О России и демократии (полный вариант - видео - см. в пред. посте)

Николай Матвеев: Михаил Иосифович, а вот если говорить о демократии, в
нашем случае это что-то видоизмененное от того, что в классической форме,
еще с Древней Греции понимающееся под демократией? Или все-таки это
стремление к классической западной демократии, просто мы еще находимся
где-то на промежуточном этапе?


Михаил Веллер: Во-первых, следует сказать, что там, где возникла
политология – в тех же Древних Афинах, – совсем не все имели право голоса.
Право голоса имели только граждане. Иногородние, мигранты – метеки, так
сказать, к ним не относились. Второе – только мужчины. Третье – только
мужчины, прошедшие определенный имущественный ценз. То есть у тебя
свое хозяйство, у тебя свой источник доходов, ты платишь налоги в
общественную казну на строительство стен, на строительство дорог, на
содержание городской стражи? Вот ты гражданин, член государства, и ты
голосуешь.
И так было какое-то время. Ну, мы опускаем сейчас римский
рабовладельческий строй, смену римской республики римской монархией.
Опускаем все Средневековье. И вот XIX век, борьба за права – право голоса
для женщин, право голоса всеобщее, для неимущих и прочее, и прочее. В
результате люди, которые живут нахлебниками, государственными
паразитами, голосуют за тех, кто обещает, что будет продолжать их кормить.
Это беда нынешнего западного цивилизованного мира. Это первый момент.
Второй момент. На рубеже XIX и XX веков было общим местом, всем было
известно… Это то, что лучше всего сформулировал Гюстав Лебон в своей
знаменитой книге "Психология масс" (иногда переводится "Психология толп",
иногда переводится "Психология толпы", неважно). Он сказал, что
государственное устройство страны проистекает из ментальности, традиций,
привычек, истории народа; и отражение вот этой исторической и ментальной
сущности народа и есть государственный строй.
Из этого впрямую следует, что народам с разной ментальностью и разными
традициями одна и та же форма правления категорически не подходит.
Скажем, это то, чего не могут понять американцы со своей святой идеей
американской исключительности, что демократия лучше всего на свете,
"посмотрите, как у нас". Потому что если вы в африканском даже не
государстве, а некоем конгломерате племен и племенных союзов введете
демократию, то там настанет нищета, кровавая анархия, право сильного,
голод. И все закричат: "Гуманитарная катастрофа!"

Николай Матвеев: То есть – собственно ничего не изменится.

Михаил Веллер: Изменится только к худшему. Вот какая история. Это то, что
сейчас в Африке и происходит – в государствах, которые, так сказать,
освободились от колониального ига.

Анастасия Урнова: Михаил Иосифович…


Михаил Веллер: Сейчас, я закончу. Россия формировалась не так, как
Западная Европа. Пришли норманны на земли, где жили как финно-угры, так
и славяне. Затем они ассимилировали, но структура государственная
осталась. Пришли монголы и внесли иное государственное устройство,
провели первые переписи населения, ввели законы Чингизовой Ясы и так
далее. Потом рассыпались. Иван IV стал восстанавливать Золотую Орду,
которая рассыпалась, взял Астрахань, взял Казань, пытался штурмовать
Крым, занял сначала всю Западную Сибирь, а потом стал смотреть на
Восточную.
У нас все складывалось немножко иначе. И впрямую переносить западную
модель демократии, которая до поры до времени прекрасно подходила
Западу, нам нельзя, у нас не получится. Потому что взяли, перенесли – и что?
И мгновенно стали разворовывать страну!


Анастасия Урнова: Но значит ли это, что нам нужны какие-то особенные
демократические институты? Или она нам вообще не подходит? У нас же
есть такие регионы, как Северный Кавказ, например, где строй и устои
достаточно сильно отличаются, например, от центральных регионов. Могут
ли там установиться демократические институты?

Михаил Веллер: Нет, в архаичном обществе, как это сейчас называется,
демократические институты доминировать, разумеется, не могут. Есть
традиция, есть уважение к старшим, есть право главной группировки,
называйся она хоть "тейп", хоть как-то еще. Здесь это совершенно не
подойдет.
Нам необходим ряд законов, которых в современных западных
демократических государствах нет, а именно: если кто-то пытается
воздействовать на суд (а судебная ветвь власти должна быть независима), это
расценивается как тягчайшее государственное преступление, как попытка
узурпация государственной власти и попытка подмены пользы народы
пользой своей. И начиная от 10 лет строго режима с конфискацией. Это
государственное преступление.
Когда ущемляется свобода прессы – это государственное преступление,
потому что пресса говорит: "Ребята, а вот этот пацан вас обокрал. Вот у него
дворец за 150 лимонов зелени вот там, в Ницце, а отчитаться он может за 200
тысяч деревянных в месяц. Где его место?" И если на прессу давят так, что
кого-то вообще взорвали, а кому-то заткнули рот – 10 лет строгого режима с
конфискацией. Потому что это те самые "общественные санитары", которые
обеспечивают прозрачность власти, чтобы власть была для народа, именем
народа, а вовсе не наоборот, чтобы власть превращала в холопов тех, кто ее
кормит.
Вот понимаете, какая история. Как ввести такие законы? Ввести-то можно.

Анастасия Урнова: Но главное – как обеспечить их соблюдение?

Николай Матвеев: Строгость законов в России сопровождается
необязательностью их исполнения.
Мы не можем ввести завтра демократию, такой опыт в 1992 году уже
ставился. Нам нужно идти к демократии через период жесткого правления,
но за этим жестким правлением надобно жестко следить. Если сказано,
допустим, что три года человек находится у власти, небо может упасть на
землю, весь народ может встать на колени и зарыдать: "Куда ты, царь-
батюшка?!" – с двенадцатым ударом часов он уходит.

Михаил Веллер: Вы знаете, что касается фольклорного образа Ивана-дурака.
Не надо говорить, что это исконно русский образ, который отражает всю
душу, потому что простофиля Ганс в германском фольклоре от Ивана-
дурака, в общем, и не сильно отличается, примерно то же самое. И не надо
приписывать России какие-то небывалые черты, типа: "Вот у нас свойственна
зависть к богатым!" Это немецкая пословица: "Нет радости чище, чем
смотреть, как горит дом соседа". Так что мы такие же люди, как все, но
история складывалась немного иначе.

А когда, я говорю, стали с 1991–1992 года вводить эту демократическую
модель, причем под сурдинку, люди, которые заранее подсуетились, стали
приватизировать страну, стали разграблять все то добро, которое строили
всем народом, то из этого, разумеется, ничего не получилось и получиться не
могло.
Так что приходить, конечно, надо к демократии, но всегда… Ну, читайте все
"Политику" Аристотеля. Всегда одна смена правления, одна структура
устройства государства сменяется другой. И демократия, аристократия,
охлократия, монархия, постепенно достигая совершенства, а затем изживая
себя и дегенерируя, сменяются одна другой.
Мы не можем ввести завтра демократию, такой опыт в 1992 году уже
ставился. Нам нужно идти к демократии через период жесткого правления,
но за этим жестким правлением надобно жестко следить. Если сказано,
допустим, что три года человек находится у власти, небо может упасть на
землю, весь народ может встать на колени и зарыдать: "Куда ты, царь-
батюшка?!" – с двенадцатым ударом часов он уходит. В противном случае он
объявляется вне закона, и его может пристрелить любой, кто первым
встретит.

Анастасия Урнова: Но кто же это обеспечит, если народ рыдает и говорит:
"Не уходи, царь-батюшка!"?


Михаил Веллер: Вы знаете, в римской поговорке "Мир может погибнуть, но
закон должен быть соблюден" есть в целом ряде ситуаций своя правда. До
тех пор пока не поймут, что иначе нельзя, будем рассуждать о том, почему у
нас нет демократии. Потому и нет, что своя рубашка ближе к телу, и это не
считается пороком.

Николай Матвеев: Михаил Иосифович, я прошу прощения. Ладно, народ –
здесь не самое, скажем так, сложное для понимания. Но привели мы к власти
человека на три года, и некий такой карт-бланш от народа получен, мол: "Ты
будь жестоким, если хочешь".
Михаил Веллер: Нет-нет-нет…
Николай Матвеев: Так он же закалится в жестокости за три года и за это
время видоизменит институты, которые должны потом соблюсти, так
скажем, смену власти на самой верхушке, и просто взять и ввести опричнину.
Почему нет?

Михаил Веллер: Юристы и политологи должны быть людьми в своей
области, конечно же, образованными – что с любыми людьми встречается не
всегда. Нужно немного представлять себе, чем была диктатура в римском
конституционном (хотя слова "конституция" на тот момент не было)
понимании, когда человеку вручаются определенные полномочия в
определенных пределах на определенное время. Но для того, чтобы
совершить эти шаги, необходимо нарушить законы. Методом соблюдения
законов не получается. И вот на полгода или на год ставят диктатора с
задачей, при этом остаются органы, которые за ним следят, остается
судебная власть, остаются все на свете.

Николай Матвеев: Все-таки жестокость контролируемая.

Михаил Веллер: И остается возможность, если он начнет выходить за
пределы, его остановить. Ему власть вручена не для того, чтобы он
узурпировал ее навсегда. Это тонкий момент. Здесь нужно хорошо подумать,
хорошо организовать все механизмы противовесов, чтобы не закусил удила.

Анастасия Урнова: Михаил Иосифович, разрешите я вмешаюсь. Я, честно
говоря, очень люблю статистику. И то, что вы говорите – это, в общем-то,
хорошо работающие демократические институты. Просто ВЦИОМ
некоторое время назад проводил соцопрос, спрашивали: "Что самое важное
для России?" 71% опрошенных говорят, что самое главное – это достижение
порядка, и для этого даже можно согласиться с тем, чтобы нарушить
некоторые демократические принципы.

Вопрос мой, естественно, очень логичный. Как, если у нас две трети
населения согласны с тем, чтобы какие-то законы можно и не соблюдать
ради достижения порядка, во-первых, выстраивать демократические
институты? А во-вторых, какой может быть порядок при несоблюдении
законов?